Margaret24.ru

Деньги в период кризиса
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Капиталистическая рыночная экономика

Капиталистическая экономика

Для капиталистических стран характерна рыночная экономика.

Рыночная экономика подразумевает невмешательство государства в экономику, свободную торговлю и предпринимательство.

Главной платформой между производителем и потребителем является свободный рынок. Главным двигателем капиталистической рыночной экономики является свободная конкуренция. По мнению сторонников этой экономики, свободная конкуренция позволяет улучшить качество продукции, учесть потребности и желания потребителей. Экономические процессы же по идее должна контролировать «невидимая рука рынка», которая урегулирует отношения между рабочими и работодателями, потребителями и производителями. Но на самом деле распределение благ людей «невидимой рукой рынка» осталось лишь жалкой выдумкой….

Капиталистическая рыночная экономика не в состоянии уничтожить ряд негативных процессов. Неравенство, безработица, нарушение свободной конкуренции, люмпенизация общества – вот результаты существования такой экономики.

Разве будет производитель заинтересован в том, чтобы продукция (речь не идёт о продуктах питания и т.п.) была качественной, а потому долго существовала? Нет, ведь тогда прибыль уменьшится. Производителю выгоднее создать продукцию не очень высокого качества, чтобы постоянно был спрос на подобную продукцию.

С другой стороны, свободная конкуренция всё же имеет определённые плюсы: личная заинтересованность рабочих. Производитель заинтересован в том, чтобы был постоянный спрос на продукцию, а потому он вводит определённые инновации, стандарты. Но это касается не всех видов продукции, что описано ранее.

Научно-технический прогресс ввёл в развитые экономические страны новые технологии. Появился спрос на высококвалифицированных специалистов. Но, учитывая это, можно утверждать, что свободная конкуренция нарушается и в обществе существует негативный процесс безработицы.

Свободная конкуренция уничтожается, т.к. не каждый мелкий предприниматель способен оснастить свои предприятия новыми технологиями, которые внедрены на более крупных предприятиях. Кроме того, развитие капитализма сформировало ряд монополистических объединений, которые тоже нарушают свободную конкуренцию. Разве способно неоснащённое мелкое предприятие сразится с крупными предприятиями, на которых установлены новые технологии, или монопольными организациями? Разумеется, что нет.

Безработица, неравенство и люмпенизация общества возникли в результате неравномерного распределения благ общества, конкуренции рабочих мест и предприятий.

Таким образом, капиталистическая экономика имеет в качестве плюса личную заинтересованность производителей. В результате этого существует свобода инициатив, которые позволят улучшить производство так, чтобы реализовать потребности и производителя, и потребителя. Но капиталистическая экономика оказалась недееспособной в плане предотвращения люмпенизации общества. Неравенство между людьми, эксплуатация человека человеком, безработица и нарушение свободной конкуренции – эти недостатки стали ударом для многих людей. Эти недостатки обусловлены тем, что буржуазия (олигархия) установила свой контроль.

Многие буржуазные специалисты утверждают о том, что инфляция является нормальным процессом для любой экономики. Это фактически запустило процесс легализации увеличения цен на продукцию. Буржуазия (олигархия) с помощью таких «специалистов» внушила обществу то, что повышение цен – нормальное явление. Именно потому класс эксплуататоров не стесняется повышать цены на продукцию.

Рыночная экономика стала методом экономической эксплуатации трудящихся, которым активно внушают, что альтернативы нет. Множество негативных явлений признаются нормальными. Капиталисты полагают, что конкуренция на одно рабочее место, неравенство в обществе являются нормой. По мнению этих людей, каждый человек получает то, что заслужил. Это стало девизом всех сторонников рыночной экономики. Но разве заслужили олигархи то, что у них есть, если они не принимают участия в производстве?

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Увлечёшься девушкой-вырастут хвосты, займёшься учебой-вырастут рога 10384 — | 8015 — или читать все.

Капитализм или рыночная экономика?

В первую очередь, авторы либерально-демократической ориентации подобных слов избегают, почти стыдятся и повсеместно заменяют термином «рыночная экономика». Припоминаю, как в ходе одной из недавних телевизионных дискуссий упрекнули участника, использовавшего слово «капитализм» вместо «рыночная экономика», в том, что он мыслит не вполне современными категориями.

В наиболее, пожалуй, популярном у нас учебнике «Экономическая теория» под редакцией профессора А.И. Булатова термин «капитализм» всё же используется, но крайне редко. Это, кстати, типично и для западных публикаций, хотя и в меньшей степени, чем российских.

Подобный феномен, прежде всего, объясняется теми негативными ассоциациями, которые вызывают эти слова у большинства населения. С ними тесно увязаны такие понятия, как эксплуатация, сильное имущественное расслоение между бедными и богатыми, социальные столкновения, революции и другие, не самые привлекательные «родимые пятна» существующей системы отношений.

Однако такая подмена понятий неправомерна.

Капитализм – это действительно рыночная экономика, но не всякая рыночная экономика – капитализм.

Рынок появился не одну тысячу лет тому назад в результате общественного разделения труда, что породило обмен между собственниками различных продуктов и создание, в том числе и международной торговли. Так, в Библии, например, есть упоминание о том, что царь Иудейский Соломон заключил договор с царём Тирским Хирамом о поставке ему стволов ливанских кедров и кипарисов для строительства храма в обмен на пшеницу и оливковое масло. Экономика Афин и многих древнегреческих полисов была преимущественно рыночной, как и экономика средневековой Венеции, Генуи, а также ганзейских городов, включая Новгород. Однако означает ли это, что мы должны при их характеристике использовать единый термин – «рыночная экономика»?

Очевидно, что существуют различные рыночные экономики: рабовладельческая, феодальная и капиталистическая. Всё зависит от того, в каких условиях производится продукция для обмена. Капитализм отличается от всех прочих рыночных систем тем, что он превращает в товар главный элемент производства – рабочую силу. В отличие от прочих социально-экономических систем современное общество состоит из двух главных составных частей – собственников средств производства и наёмных работников, продающих собственникам свою рабочую силу. Поэтому использование термина «капитализм» в этом случае вполне обосновано.

Читать еще:  По источникам формирования капитал подразделяется на

Может ли существовать «социалистическая рыночная экономика»? Раньше это прозвучало бы как оксюморон, то есть что-то вроде горячего льда.

Но, тем не менее, последний съезд китайской компартии охарактеризовал нынешнюю систему в стране как социалистическую рыночную экономику («социализм с китайской спецификой»). Её главное содержание: предприятия всех форм собственности функционируют по рыночным правилам при особой роли государства, руководимого компартией.

Однако цель этих заметок – вовсе не определение сути китайской системы. Наша цель – возвращение термина «капитализм» в научный и политический оборот. Ясность в использовании базисных категорий важна для понимания сути отношений.

Бельчук Александр Иванович – доктор экономических наук, профессор Всероссийской академии внешней торговли.

В чем отличие капиталистической экономики от социалистической?

Что производит капиталистическая экономика?

Что производит социалистическая экономика? Социалистическая — в ее завершенном виде, т. е. в которой нет никаких видов собственности на средства производства, кроме общенародной.

1. Капиталистическая экономика производит ТОВАР.

Социалистическая экономика (на стадии наличия только одной формы собственности — общенародной) производит ПРОДУКТ.

2. Товар предназначен для чего? Для продажи (обмена).

Продукт предназначен для чего? Для потребления (удовлетворения потребности).

3. Чтобы товар был продан — кто в экономике необходим? Покупатель.

Для того, чтобы продукт был потреблен, кто в экономике необходим? Потребитель.

4. Где вы увидели в капиталистической экономике потребителя? В покупателе?

Да экономике неважно, что покупатель сделал с приобретенным товаром: сожрал (потребил) или выбросил (не потребил), — это уже не экономическая проблема. Вернее, не проблема капиталистической экономики.

Социалистическая экономика — для потребителя.

Капиталистическая экономика — для покупателя.

Где в капиталистической экономике — потреблядство?! Там только покупательство!

В чем ловушка? В чем ложь буржуазных социологов, которые описывают капиталистическое общество как общество потребителей? На чем они «палятся»?

Да на том, что они покупку (приобретение) вещи (товара) приравняли к употреблению этой вещи (товара).

А это две большие разницы! На пальцах — у вас три машины: седан, кабриолет и джип.

Теперь вопрос — у вас три жопы и шесть рук-ног, которые могут в разные стороны разбегаться, чтобы употреблять одновременно 3 машины?

Нет, конечно. И если седан вам нужен каждый день на работу ездить, кабриолет — раз в неделю по девкам, а джип — раз в месяц на охоту, то на кой они вам нужны все одновременно в постоянном владении?

Употребление — это непосредственное использование вещи!

И зачем буржуазные социологи владение (покупку) обозвали потреблением?

Да затем, что если вы, понимая, что вам одновременно три машины не нужны, купите только одну, а две другие периодически будете арендовать, и если все вокруг будут так делать, то автомобильный рынок — схлопнется!

Капиталист может существовать без рынка? Нет, конечно. Он же не коммунист. А на рынке кто нужен? Да покупатель! Причем покупатель, который будет рынок расширять, а не схлопывать, т. е. такой, который товар приобретает не столько для потребления, сколько для владения.

Теперь сами проанализируйте времена появления публикаций апологетов «общества потребления» и критиков его. Сопоставьте с кризисными колебаниями в экономиках кап. стран — и . вам станет весело.

И наглядно! Для тех, кто не понимает, насколько некоторые академики могут быть тупыми в тех областях, где они диссертации не писали. Цитирую:

«Американские коллеги объяснили мне, что низкий уровень общей культуры и школьного образования в их стране — сознательное достижение ради экономических целей. Дело в том, что, начитавшись книг, образованный человек становится худшим покупателем: он меньше покупает и стиральных машин, и автомобилей, начинает предпочитать им Моцарта или Ван Гога, Шекспира или теоремы. От этого страдает экономика общества потребления и, прежде всего, доходы хозяев жизни. » (академик В. Арнольд, математик).

Вы понимаете, что академик не понимает разницы между покупкой и потреблением?

И что у нас выходит? Что вместо «общества покупателей» нам подсовывают «общество потребителей»?

Мы уже поняли, что капиталистической экономике (товарной) нужен не потребитель, а покупатель? А социалистической (нетоварной) — наоборот.

Т. е., «общества потребителей» при капитализме не существует. Для его существования нет экономических условий. Товару нужен покупатель. Значит, нам подсовывают обманку вместо «общества покупателей».

А в социалистической экономике нет покупателя — продукту покупатель не нужен, продукт — не товар, ему нужен потребитель.

И тогда вывод на первый взгляд парадоксальный — капиталистическое общество потребительством не заражено. А как оно может быть заражено им, если экономике того общества потребитель не нужен? Может его удалось заразить «покупательством», и тогда мне можно плюнуть в глаз, сказать, что я не имею представления о семантике, поэтому терминов не понимаю?

Сейчас будет наглядное убийство всяких «потреблядских теорий», которые представляют народ любой страны мира в виде безмозглого стада, — капиталистическое общество и «покупательством» не заражено. Если вы считаете, что за границей живут какие-нибудь дебилы, которым нужно нести «православную духовность», то вы просто либо идиот, хавающий любую пропаганду, либо моральный урод, из которого получится доброкачественный расист-нацист.

Читать еще:  Факторный анализ рентабельности капитала

У вас доказательства того, что в развитых капиталистических странах люди не страдают кретинизмом, тратя кровно заработанные деньги на то, чтобы бесконечно и лихорадочно менять и менять вещи, позволяя производителям выпускать все новые и новые модели стиральных машин и автомобилей, прямо перед глазами. Вы о них знаете. Только кургинянам верите зачем-то, которые вам в глаза говорят — ты быдло!

А почему тогда они покупают постоянно новые вещи? Да потому, что человек не всегда что-то покупает только по собственному желанию. Человек при капитализме находится в условиях жесткой эксплуатации не только как наемный работник, но и как участник в процессе товарооборота. Его грабят и отметая часть заработка в виде прибавочной стоимости, грабят его и как покупателя.

Вот вам характерный, показательный пример. Японцы меняют свои личные автомобили каждые три года. Хотя они через три года еще почти новые. Японцы заразились потреблядством?

Ладно. А зачем тогда их отечественное законодательство предусмотрело налоги на автомашины такими прогрессирующими, что среднему японцу уже не по карману содержания авто старше 3-х лет?

Странная зараза. Да?

Так этого еще мало. Оказывается, японцы и в этих условиях упираются и не хотят брать кредиты на покупку новой машины, платят бешеные налоги, но ездят на старых. И тогда — борьба за чистоту окружающей среды! Содержание СО в выхлопных газах! Новые поборы!

И где здесь заражение, если это прямое давление законодателя на покупателя и пользователя товаром?

Так японский (и не только) производитель автомобилей давит не только на национального покупателя своего товара. Не давая рынку заполниться, он начал снижать эксплуатационный ресурс! Где сверхнадежные и неубиваемые тойоты и мерседесы? Они уже стремительно превращаются в жестянки, которые начинают сыпаться сразу на выезде из автосалона.

И это не только автомобилей касается. Все товары начали по какой-то «загадочной» причине ломаться уже на границе гарантийного срока. Вот вам прямое давление на покупателя!

Понимаете, в чем трюк буржуазной социологии? Она вместо формы эксплуатации покупателя капиталом подсунула «потребительскую психологию». И получилось, что люди обезумели окончательно и по своей воле превратились в рабов, добровольно влезая в неволю.

Добавьте еще навязчивую рекламу и диктат моды — вот вам будет и полная фаза эксплуатации: навязать, вынудить, заставить.

«Общество потребления» ввел в научный оборот Эрих Фромм. Известный фрейдомарксист.

И известный социолог.

То, что эта обманка была введена в оборот социологом и стала одним из постулатом современной социологии, — закономерно.

Потому что современная социология — это не наука. Это лженаука. Единственной задачей которой является борьба с марксизмом. Наука изучает и объясняет явления. Вот этим марксизм и занимается. Лженаука занимается только одним — обманом. Но обман бескорыстным не бывает, у обмана есть заказчик. Именно поэтому современная социология — лженаука на службе буржуазии.

Ростки возникновения социологии как науки появились еще в первой половине 19-го века. И именно К. Маркс, на что указал Ленин, начал заниматься социологией как наукой. И настоящая социология именно в марксизме. Там она научна.

«До сих пор, не умея спуститься до простейших и таких первоначальных отношений, как производственные, социологи брались прямо за исследование и изучение политико-юридических форм, натыкались на факт возникновения этих форм из тех или иных идей человечества в данное время — и останавливались на этом; выходило так, что будто общественные отношения строятся людьми сознательно. Но этот вывод, нашедший себе полное выражение в идее о Contrat Social33 (следы которой очень заметны во всех системах утопического социализма), совершенно противоречил всем историческим наблюдениям. Никогда этого не было, да и теперь этого нет, чтобы члены общества представляли себе совокупность тех общественных отношений, при которых они живут, как нечто определенное, целостное, проникнутое таким-то началом; напротив, масса прилаживается бессознательно к этим отношениям и до такой степени не имеет представления о них, как об особых исторических общественных отношениях, что, например, объяснение отношений обмена, при которых люди жили многие столетия, было дано лишь в самое последнее время. Материализм устр

«Рыночная экономика» — новый бренд капитализма

«Рыночная экономика» — новый бренд капитализма

«Профессиональные экономисты» (и прочие работники «идеологического фронта») стали активно подыскивать синонимы «неприличному» слову «капитализм». На смену ему стали приходить различные словосочетания; сегодня «естественный отбор» выдержали термины «рыночная система», «рыночная экономика», «рыночное хозяйство» и т. п. Вот как описывает этот процесс «научных» поисков Дж. Гэлбрейт: «Были начаты поиски неопасной альтернативы термину «капитализм». В США предприняли попытку использовать словосочетание «свободное предпринимательство» — оно не прижилось. Свобода, подразумевавшая принятие свободных решений предпринимателями, не являлась убедительной. В Европе появилось словосочетание «социал-демократия» — смесь капитализма и социализма, сдобренная состраданием. Однако в США слово «социализм» вызывало в прошлом неприятие (да и в настоящем это неприятие осталось). В последующие годы стали использовать словосочетание «новый курс», но все же его слишком отождествляли с Франклином Делано Рузвельтом и его сторонниками. В итоге в научном мире прижилось выражение «рыночная система», так как оно не имело негативной истории — впрочем, у него вообще не было истории. Вряд ли можно было отыскать термин, более лишенный всякого смысла. »[11].

Читать еще:  Таблица динамика структуры собственного капитала

С самого начала «реформ» в нашей стране термины «рыночная система», «рыночная экономика» оказались самыми употребительными. Ведь «вдохновить» бывших советских людей на строительство «светлого капиталистического будущего» по целому ряду причин (надеюсь, понятным читателю) было сложно или даже невозможно. К слову «капитализм» в наших условиях «неполиткорректные» граждане начнут добавлять всякие «нехорошие» определения типа «криминальный», «бандитский», «компрадорский», «колониальный» и т. п.

Идеологи российских «реформ» с самого начала наложили «табу» на употребление слова «капитализм». Для «нейролингвистического программирования» сознания (проще говоря, зомбирования) наших людей стали использоваться благозвучные термины «рынок», «рыночная экономика», «рыночная система». В современных учебниках по экономике вы можете вообще не обнаружить слова «капитализм», зато термин «рыночная экономика» встречается на каждой странице, иногда несколько раз. При этом смысл термина толком не объясняется.

Между тем термин «рыночная экономика» не менее абсурден, чем «капиталистическая экономика», и в этом трудно не согласиться с Дж. Гэлбрейтом. О том, что сегодня мы имеем не экономику, а антиэкономику, мы уже сказали выше. Но никаких признаков «рынка» мы также не наблюдаем ни в «самой рыночной» стране мира — США, ни у себя дома. Важнейшим признаком рынка, как нам объясняют учебники по «экономике», является конкуренция, которая обеспечивает «автоматическое» («стихийное») формирование цен. Последние являются «равновесными», «справедливыми» и т.п. При рыночных отношениях продавцы и покупатели имеют свободу (и возможность) выбора контрагентов, право прямого общения между собой и т.п. и т.д. Не хочу утомлять читателя пересказом учебников по «экономике», а задам вопрос: «Где вы видели такой рынок?».

Отвечу: такого рынка давно уже нет нигде в мире. Может быть, он был во времена Адама Смита, а может быть, даже до него. Рынок (так же, как и экономика) давно «умер». Главная причина его «смерти» в том, что в «экономике» наступило господство монополий (трестов, концернов, синдикатов, картелей), которые стали диктовать свои условия другим участникам «рынка». О монополиях и «смерти» рынка можно прочесть в уже упоминавшейся книге Дж. Гэлбрейта. Поэтому слово «рынок» для описания современного общества также следует использовать только в кавычках. Добавим, что «смерть» «рынка» наступила также потому, что сегодня участники «рынка» давно уже утратили возможность свободного общения между собой. Между ними образовались мощные «кордоны» разных посредников, в том числе «финансовых посредников» в лице банкиров. Сегодня они не только «посредники», но также монополисты, причем самые главные. Почему? Потому что «производят» самый дефицитный в «рыночной экономике» «товар» — деньги.

Вообще, на роль термина, который может более или менее точно отразить сущность современного западного общества, претендует целый ряд слов и словосочетаний. Вполне вероятно, что они лишь дополняют друг друга, раскрывая ту или иную сторону общественного устройства.

Вот, например, американский общественный деятель Линдон Ларуш (достаточно известная в США фигура — несколько раз баллотировался на пост президента страны) полагает, что наиболее точно современное общество (западное, но особенно американское) можно охарактеризовать словом «фашизм». На первый взгляд, это кажется слишком неожиданным, резким и, может быть, несправедливым. Но вот как называл фашизм Бенито Муссолини в 1920-е годы (этот термин появился не в Германии, а в Италии): «Фашизм следовало бы более правильно называть корпоратизмом, поскольку это слияние государства и корпоративной власти». В 20—30-е годы прошлого столетия термины «фашизм» и «корпоратизм» часто использовались в качестве взаимозаменяемых понятий в ходе общественных дискуссий.

В послевоенной марксистской экономической литературе стал широко использоваться термин «государственно-монополистический капитализм» (ГМК). Это еще один термин, который отражает тот же самый тип общества, называемый «фашизмом» или «корпоратизмом». Современное западное (особенно американское) общество можно охарактеризовать любым из вышеназванных терминов. Основные признаки этого общества:

— сращивание государства и крупнейших корпораций (монополий);

— перераспределение общественного богатства в пользу очень узкой группы людей (мировых ростовщиков);

— осуществление насилия верхушки над подавляющей частью населения, причем насилие исходит как от государства, так и от корпораций (юридические законы перестают действовать, репрессивный аппарат получает гипертрофированное развитие, всеобщая слежка за населением становится нормой, усиливаются духовное насилие и прямое «зомбирование» людей и т. п.).

Таким образом, американское общество — фашистское, но верхушка США не хочет в этом признаваться. Например, в 2003 году президент США Джордж Буш-младший в одной из своих речей назвал три основных «зла XX века»: гитлеризм, коммунизм, милитаризм. Он использовал слово «гитлеризм» и избежал слова «фашизм», поскольку иначе ему пришлось бы признать, что США — крупнейшая в истории человечества «империя зла».

Тему «филологии» мы подняли в связи с тем, что современный человек живет в «королевстве кривых зеркал». Понять, как устроены современная «экономика» и «рынок», что такое «деньги» и «банки», каковы причины экономических, финансовых и банковских кризисов, сегодня крайне сложно. Для этого надо оторваться от «букварей» и «катехизисов», которые писали «профессиональные экономисты» под диктовку экспертов из Международного валютного фонда по заказу тех, кто правит в этом «королевстве». А правят в этом королевстве ростовщики. Те самые ростовщики, о которых писал еще Аристотель (раскрывая сущность хрематистики) и прихода которых к власти он так боялся.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×