Margaret24.ru

Деньги в период кризиса
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Недопустимость двойной ответственности за одно правонарушение

Недопустимость двойной ответственности за одно правонарушение

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 11 сентября 2006 г. N А62-963/2006 Поскольку судом ошибочно применены две меры ответственности в виде взыскания договорного штрафа и процентов за пользование денежными средствами, обжалуемый судебный акт в части взыскания штрафа отменен. Действующее законодательство не предусматривает применение двойной ответственности за одно и то же нарушение обязательства (извлечение)

Федеральный арбитражный суд Центрального округа в составе председательствующего, судей, при участии в заседании: от истца: ИП Б.С.В. — Б.С.В.- предприниматель, свид. N 67 от 01.09.1999, паспорт, П.А.С — представитель (дов. б/н от 30.01.06 на 1 год); от ответчика: ООО «Л-М» — М.В.В. — адвокат (дов. б/н от 17.07.06 на 3 года);

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную, жалобу ООО «Л-М», г. Смоленск, на решение Арбитражного суда Смоленской области от 19.04.2006 по делу N А62-963/2006, установил:

Индивидуальный предприниматель Б.С.В., г. Рудня Смоленской обл., обратился в арбитражный суд с иском к ООО «Л-М», г. Смоленск, о взыскании 359 622 руб. 40 коп., в том числе 345 680 руб. основного долга по договору N 03/10 от 03.10.2005, 17 975 руб. 36 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами и 1 728 руб. 40 коп. штрафа.

Решением Арбитражного суда Смоленской области от 19.04.2006 исковые требований удовлетворены в полном объеме.

В апелляционном порядке законность принятого судебного акта не проверялась.

В кассационной жалобе ООО «Л-М» просит решение суда отменить и направить дело на новое рассмотрение. В обоснование жалобы заявитель ссылается на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и нарушение норм материального и процессуального права.

В судебном заседании кассационной инстанции представитель ответчика поддержал доводы, изложенные в жалобе.

Истец и его представитель, возражая доводам жалобы, просили оставить оспариваемый судебный акт без изменения.

Изучив материалы дела, заслушав представителей сторон, оценив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия считает необходимым решение суда от 19.04.2006 в части взыскания штрафа отменить и отказать в удовлетворении данных исковых требований, в остальной части судебный акт оставить без изменения по следующим основаниям.

Судом первой инстанции установлено, что между истцом и ответчиком был заключен договор N 03/10 от 03.10.2005, по условиям которого предприниматель Б.С.В. обязался поставить ООО «Л-М» продукцию (картофель) на общую сумму 1 160 000 руб.

Согласно накладной N 08/10 от 08.10.2005 истец поставил ответчику картофель продовольственный в сетках в количестве 59600 кг на общую сумму 345 680 руб.

Поскольку поставленная продукция не была оплачена ООО «Л-М», предприниматель Б.С.В. обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что представленными в материалы дела доказательствами подтверждается факт ненадлежащего исполнения ООО «Л-М» обязательств по оплате полученной продукции. В связи с этим суд сделал вывод, что данное нарушение является основанием для применения ответственности в виде взыскания штрафа, предусмотренного договором, и процентов за пользование чужими денежными средствами на основании ст. 395 ГК РФ.

Выводы суда в части взыскания суммы основного долга соответствуют фактическим обстоятельствам дела и нормам материального и процессуального законодательства. Ответчиком не представлено доказательств оплаты полученного картофеля.

Доводы заявителя кассационной жалобы о том, что срок оплаты товара не наступил ввиду того, что истец сам нарушил обязательства, не поставив картофель в согласованном количестве, не могут быть приняты во внимание судом кассационной инстанции как не соответствующие условиям договора о сроках оплаты и положениям ст. 516 ГК РФ.

Кроме того, указанные доводы не были заявлены суду при рассмотрении спора по существу.

Возражения ответчика сводились лишь к тому, что дело не подлежит рассмотрению в арбитражном суде в связи с отсутствием у истца статуса предпринимателя.

Однако указанные доводы были предметом исследования суда первой инстанции и получили надлежащую правовую оценку.

Между тем, суд кассационной инстанции полагает, что судом области ошибочно применены две меры ответственности в виде взыскания договорного штрафа и процентов за пользование денежными средствами в порядке ст. 395 ГК РФ.

Удовлетворяя заявленные исковые требования в полном объеме, суд первой инстанции не учел следующего.

В соответствии с п. 6 Постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 08.10.98 N 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» в денежных обязательствах, возникших из договоров, на просроченную уплатой сумму подлежат начислению проценты на основании статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации. В случаях, когда законом либо соглашением сторон предусмотрена обязанность должника уплачивать неустойку (пени) при просрочке исполнения денежного обязательства, суду следует исходить из того, что кредитор вправе предъявить требование о применении одной из этих мер.

Таким образом, действующее законодательство не предусматривает применение двойной ответственности за одно и то же нарушение обязательства. Ответственность за не исполнение обязательства должна определяться по выбору кредитора.

В судебном заседании кассационной инстанции представитель истца, учитывая вышеназванное положение и согласившись в этой части с доводами кассационной жалобы, просил о применении к ООО «Л-М» ответственности, установленной статьей 395 ГК РФ. Заявление истцом требований о взыскании штрафа обосновал длительным неисполнением ответчиком обязательств по оплате продукции и моральным аспектом.

Читать еще:  Ответственность за длящееся административное правонарушение

В рассматриваемом случае суд кассационной инстанции полагает возможным учесть мнение истца и, не направляя дело на новое рассмотрение, оставить без изменения решение суда в части взыскания процентов в сумме 17 975 руб. 36 коп. В части взыскании штрафа решение следует отменить и в иске отказать.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1, 2 ч. 1 ст. 287, ч. 1, 2 ст. 288, ст. 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

Решение Арбитражного суда Смоленской области от 19.04.2006 по делу N А62-963/2006 в части взыскания штрафа в размере 1728 руб. 40 коп. отменить, в этой части исковых требований предпринимателю Б.С.В. отказать.

В остальной части решение суда оставить в силе.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия.

Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 11 сентября 2006 г. N А62-963/2006

Текст постановления предоставлен Федеральным арбитражным судом Центрального округа по договору об информационно-правовом сотрудничестве

Документ приводится в извлечении: без указания состава суда, рассматривавшего дело, и фамилий лиц, присутствовавших в судебном заседании

«Двойная» ответственность за налоговое правонарушение

Дело в том, что составы налоговых правонарушений, закрепленные в указанных статьях, различны, то есть предполагают совершение

Дело в том, что составы налоговых правонарушений, закрепленные в указанных статьях, различны, то есть предполагают совершение двух разных налоговых правонарушений. Однако в силу неясных формулировок указанных статей сложилась практика, когда за одно и то же налоговое правонарушение к налогоплательщику применялась одновременно ответственность как по статье 120 НК РФ, так и по статье 122 НК РФ.

В результате такой практики нарушался один из основополагающих принципов права, а именно: принцип однократности привлечения лица к ответственности за совершение конкретного правонарушения, закрепленный в отношении налоговых правоотношений в пункте 2 статьи 108 НК РФ. Отметим, что именно это обстоятельство стало основным доводом при рассмотрении дела в Конституционном суде РФ. Однако обо всем по порядку…

До принятия Налогового кодекса РФ

Аналогичная коллизия существовала в российском законодательстве задолго до принятия Налогового кодекса РФ. Так, в пункте 1 (подпункты «а» и «б») статьи 13 Закона РФ «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» устанавливалась ответственность, во-первых, за сокрытие или занижение дохода, и, во-вторых, за отсутствие учета объектов налогообложения или ведение учета с нарушением установленного порядка, если эти действия повлекли сокрытие или занижение дохода.

Сосуществование указанных норм создало обширное поле для злоупотреблений со стороны налоговых органов. В частности, налогоплательщика можно было привлечь к ответственности как за ведение учета с нарушением установленного порядка, повлекшее за собой занижение дохода, так и непосредственно за занижение дохода. Таким образом, получалась, что за одно и то же правонарушение налогоплательщик нес «двойную» ответственность.

Однако только в 1999 году нормы, закрепленные в пункте 1 (подпункты «а» и «б») статьи 13 Закона РФ об основах налоговой системы, стали предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ. Предметом рассмотрения в Конституционном суде РФ были также нормы пункта 8 статьи 7 Закона РФ «О государственной налоговой службе РСФСР». Отметим, что данный пункт практически дословно воспроизводил положения пункта 1 (подпункты «а» и «б») статьи 13 Закона РФ «Об основах налоговой системы в РФ». В этой связи при привлечении налогоплательщика к ответственности налоговые органы иногда ссылались не на пункт 1 статьи 13 Закона РФ «Об основах налоговой системы в РФ», а на пункт 8 статьи 7 Закона РСФСР «О государственной налоговой службе РСФСР».Результат рассмотрения всем известен. Указанные нормы были признаны не соответствующими Конституции РФ (постановление КС РФ от 15.07.99 № 11-П) по причине недостаточного разграничения между собой. КС РФ указал, что данные нормы предусматривают ответственность за различные составы правонарушений, но тем не менее, позволяют применять заложенные в них санкции за одно и то же правонарушение одновременно. Такая неопределенность правового содержания указанных норм противоречит общеправовым принципам юридической ответственности.

После принятия Налогового кодекса РФ

С 1 января 2000 года вступил в силу Налоговый кодекс РФ. Однако с этого момента все те спорные вопросы, связанные с недопустимостью применения «двойной» ответственности за одно и тоже правонарушение, которые существовали вплоть до выхода соответствующего постановления КС РФ, вновь стали актуальными.

Дело в том, что пункты 1 и 3 статьи 120 и пункт 1 статьи 122 НК РФ предусматривают ответственность налогоплательщика практически за одно и то же правонарушение. Так, статья 120 НК РФ говорит о грубом нарушении правил учета доходов и расходов, повлекшее занижение налоговой базы, а статья 122 НК РФ — о неуплате (неполной уплате) сумм налога в результате занижения налоговой базы.

Таким образом, к налогоплательщику, допустившему ошибку в бухгалтерском учете, в результате которой налогооблагаемая база была занижена, и как следствие, в бюджет была уплачена неполная сумма налога, может быть применена как ответственность по статье 120 НК РФ, так и ответственность по статье 122 НК РФ.

Обращение в Конституционный Суд РФ не заставило себя ждать. В начале этого года вновь было вынесено определение, устанавливающее, что нормы статьей 120 и 122 НК РФ сами по себе Конституции РФ не противоречат, однако не могут применяться одновременно. Другими словами, КС РФ еще раз подчеркнул, что к налогоплательщику за одно и то же правонарушение не могут быть применены одновременно две меры ответственности, являющиеся санкциями за разные правонарушения. Так что теперь налоговые органы больше не смогут одновременно применить к налогоплательщикам санкции, установленные и статьей 120 НК РФ и статьей 122 НК РФ.

Читать еще:  Детский оздоровительный лагерь правила

Итак, теперь привлечь налогоплательщика к ответственности сразу по двум статьям (по статье 120 и 122 НК РФ) нельзя. Однако в каком же случае следует применять к налогоплательщику ответственность по статье 120 НК РФ, а в каком – по статье 122 НК РФ?

В этой связи отметим недавно принятое постановление Пленума ВАС РФ от 28.02.2001 № 5 «О некоторых вопросах применения части первой НК РФ». В пункте 41 указанного документа как раз и предлагается решение обозначенной выше проблемы. В частности, предлагается применять ответственность по пункту 3 статьи 120 НК РФ, в случае, когда занижение налоговой базы произошло вследствие грубого нарушения правил учета доходов или расходов, а в случае, когда занижение налоговой базы произошло по иным причинам – то применять ответственность следует по пункту 1 статьи 122 НК РФ.

Для справки отметим, что ответственность по пункту 3 статьи 120 НК РФ – штраф в размере 10 процентов от суммы неуплаченного налога, но не менее 15 тысяч рублей, а по пункту 1 статьи 122 НК РФ — штраф в размере 20 процентов.

Двойная ответственность по договорам недопустима

В одном договоре — два обязательства

В приведенных решениях судов противоречий нет. Поясним.

В первом случае (постановление ФАС Северо-Западного округа от 01.06.2009 № А-52-5169/2008) речь шла о взыскании пеней за несвоевременную оплату по договору поставки (мера ответственности) и взыскании процентов за предоставленный коммерческий кредит.

Напомним, в соответствии со ст. 823 ГК РФ договорами, исполнение которых связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками, может быть предусмотрено предоставление кредита, в том числе в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки, рассрочки оплаты товаров, работ или услуг (коммерческий кредит).

Другими словами, стороны вольны устанавливать обязательства, используя гражданско-правовые инструменты, к числу которых относится и соглашение о коммерческом кредите. Это самостоятельный договор, предмет которого — предоставление суммы денежных средств на определенный срок на условиях возврата. За пользование суммой кредита заемщик уплачивает проценты в размере и порядке, определенных в договоре, если иное не предусмотрено договором или законом (ч. 2 ст. 823, ст. 809 ГК РФ).

В указанном споре стороны заключили договор поставки, предусмотрев, что в случае просрочки оплаты за товар неоплаченная сумма является коммерческим кредитом. То есть стороны в одной сделке предусмотрели два договорных обязательства: договор поставки и договор коммерческого кредита.

Проценты за пользование кредитом или займом не являются мерой ответственности. Такое разъяснение дано в совместном постановлении Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 08.10.98 № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» (далее — совместное постановление № 13/14). В пункте 14 постановления отмечено, что «договор купли-продажи может предусматривать как ответственность за несвоевременную оплату в виде процентов по ст. 395 ГК РФ, так и проценты в виде платы за пользование коммерческим кредитом. Последние не являются ответственностью».

В пункте 4 этого же постановления отмечено, что проценты, предусмотренные п. 1 ст. 395 ГК РФ, по своей природе отличаются от процентов, подлежащих уплате за пользование денежными средствами, предоставленными по договору займа (ст. 809 ГК РФ), кредитному договору (ст. 819 ГК РФ) либо в качестве коммерческого кредита (ст. 823 ГК РФ). Поэтому при разрешении споров о взыскании процентов суд определяет, требует ли истец уплаты процентов за пользование денежными средствами, предоставленными в качестве займа или коммерческого кредита, либо речь идет о применении ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ).

Поэтому в первом случае суд удовлетворил требования продавца, обязав покупателя уплатить сумму пеней за несвоевременную оплату товара (мера ответственности) и сумму процентов за пользование коммерческим кредитом (обязательство по договору коммерческого кредита).

Следует отметить, что грамотное использование гражданско-правовых инструментов позволяет наилучшим образом обезопасить сторону от неисполнения взятых контрагентом на себя обязательств. Надо отдать должное юристам продавца, предусмотревшим наилучший способ сохранения собственных интересов, включив в договор поставки договор коммерческого кредита.

Буква закона

Часть 1 ст. 395 «Ответственность за неисполнение денежного обязательства» ГК РФ

За пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Читать еще:  901 постановление правительства

Одно нарушение — два вида ответственности

Во втором постановлении (ФАС Московского округа от 16.06.2009 № КГ-А40/3759-09) речь шла о применении двойной ответственности за одно нарушение. Именно таковыми являются неустойка (в виде пени), предусмотренная договором за нарушение условий оплаты (ст. 330 ГК РФ), и проценты за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ.

Между тем, исходя из общих принципов Гражданского кодекса РФ, за одно и то же правонарушение не могут применяться одновременно две меры гражданско-правовой ответственности. Поэтому взыскание с ответчика одновременно неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами неправомерно. К такому выводу пришел суд во втором постановлении.

Этот вывод согласуется с позицией пленумов ВАС РФ и ВС РФ, изложенной в их совместном постановлении № 13/14. Так, в п. 6 постановления отмечено, что в денежных обязательствах, возникших из договоров, в частности, предусматривающих обязанность должника произвести оплату товаров, работ или услуг либо уплатить полученные на условиях возврата денежные средства, на просроченную уплатой сумму подлежат начислению проценты на основании ст. 395 ГК РФ. Законом либо соглашением сторон может быть предусмотрена обязанность должника уплачивать неустойку (пени) при просрочке исполнения денежного обязательства. В подобных случаях суду следует исходить из того, что кредитор вправе предъявить требование о применении одной из этих мер, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства, если иное прямо не предусмотрено законом или договором.

Таким образом, если бы стороны второго спора предусмотрели в договоре, по которому исполнитель не возвращал денежные средства заказчику, условие о коммерческом кредите, нарушителю пришлось бы уплатить и пени за задержку возврата денежных средств, и проценты за предоставленный коммерческий кредит.

Буква закона

Часть 1 ст. 330 «Понятие неустойки» ГК РФ

Неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Две неустойки за нарушение обязательства — двойная ответственность?

Две неустойки за нарушение обязательства — двойная ответственность?

Посмотрим сегодня арбитражное дело, в котором стороне, допустившей нарушение обязательства, удалось избежать негативных последствий того, что в договоре недостаточно тщательно были прописаны положения об ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств. Посмотрим, что способствовало толкованию договора в пользу ответчика, сделаем соответствующие выводы. Итак,

Судебный акт: Решение АС ЯНАО от 17.01.2012г. по делу №А81-4951/2011

Фабула дела:

Между сторонами был заключен договор подряда, по которому ответчик (подрядчик) обязался выполнить сейсморазведочные работы в установленные сроки, а истец (заказчик) обязался принять и оплатить их. Работы были выполнены ответчиком с нарушением установленных сроков. При этом, договор содержал два неидентичных по формулировке, но очень схожих по смыслу пункта, устанавливающих ответственность за несоблюдение подрядчиком сроков выполнения работ. Один из этих пунктов устанавливал неустойку в размере 0,01 % от стоимости несвоевременно выполненных работ за нарушение сроков выполнения работ подрядчиком. Другой – штраф в размере 10% от стоимости несвоевременно выполненных работ за невыполнение подрядчиком предусмотренных договором объемов работ в установленные сроки.

В связи с нарушением подрядчиком сроков выполнения работ, установленных договором, заказчик выставил ему претензию, в которой рассчитал неустойку по обоим из указанных пунктов. Подрядчик, не отрицая факт ненадлежащего исполнения им обязательств в части выполнения сроков проведения работ, оплатил меньшую из выставленных неустоек. Заказчик обратился в арбитражный суд за взысканием неустойки (штрафа), рассчитанного в соответствии с другим пунктом договора.

Комментарии:

1. Задача, которая стояла перед судом (и перед сторонами – в части доказывания) – определить, являлась ли ответственность, установленная разными пунктами одного договора, ответственностью за одно и то же правонарушение. А в том случае, если речь идет о разных правонарушениях – имеются ли основания для возложения ответственности в обоих случаях.

2. Ответчик указал на то, что в данном случае речь идет об ответственности за одно и то же правонарушение, соответственно, взыскание обоих неустоек противоречит законодательству.
Истец (предполагаем его позицию, т.к. в судебном акте это подробно не отражено) – указывал, что речь идет о разных правонарушениях, и есть основания для применения ответственности по обоим пунктам.
Суд указал на то, что толкование пунктов позволяет сделать вывод о том, то речь идет о разных правонарушениях. Штраф применяется, если работы вообще не были выполнены по истечении срока, установленного договором. Неустойка применяется за нарушение сроков выполнения работ в остальных случаях. Оснований для применения штрафа нет, т.к. работы были выполнены, хоть и с нарушением срока.

3. При толковании договора суд учел положения статьи 431 ГК, которая помимо прочего предписывает принимать во внимание все обстоятельства, переписку сторон, обычаи делового оборота и последующее поведение сторон. При этом, было принято во внимание, что неустойка по одному из пунктов уже была фактически уплачена ответчиком в добровольном порядке.

4. Со своей стороны можем сказать, что именно этот факт – добровольная уплата одной из установленных договором неустоек — сыграл не последнюю роль в толковании условий и признании пункта, устанавливающего штраф, ответственностью за другое правонарушение, не имеющее места быть в рассматриваемой ситуации.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector